Эксперты: Победителями из «Арабской весны» вышли политические элиты, а не граждане



10 лет назад – 25 января 2011 в Египте начались массовые протесты, которые стали частью «Арабской весны» – самого мощного движения против авторитаризма в современной истории. Его последствия до сих пор остаются предметом ожесточенных споров среди политических обозревателей и жителей региона. Многие участники тех событий живут сегодня в изгнании из-за опасений за свою безопасность, поскольку президент Абдель Фаттах ас-Сиси продолжает подавлять политическую оппозицию, как и его предшественник Хосни Мубарак.

Первой страной, где массовые протесты десять лет назад привели к смене власти, стал Тунис. Основными причинами, из-за которых люди вышли на улицы стали высокий уровень безработицы, в первую очередь среди молодежи, социальное неравенство, а также бессменные коррумпированные и авторитарные режимы.

В комментарии для Русской службы «Голоса Америки» Александр Краутер (Alexander Crowther, Florida International University, эксперт Международного университета Флориды, напоминает:

«Целью «Арабской весны» было не столько установление демократического правительства, сколько правительства, которое больше бы заботилось о людях и сделало приоритетом благополучие собственных граждан».

Президент Туниса Бен Али в попытке исправить ситуацию отправил тогда правительство в отставку, объявил досрочные выборы и пообещал разобраться с коррупцией, но было поздно, и вскоре ему пришлось бежать в Саудовскую Аравию.

После Туниса протесты прошли в Алжире и Ливии. В последней бессменный лидер «народной Джамахирии» Муаммар Каддафи был схвачен демонстрантами и убит. Лидеру Сирии Башару Асаду “повезло” больше – при поддержке России он остался у власти в практически разрушенной стране, из которой вынуждены были бежать миллионы сограждан.

«В Сирии и Йемене разгар гражданской войны, города подвергаются разрушениям. Там появились третьи игроки: Иран присутствует и в Йемене, и в Сирии. Россия также оказывает поддержку Дамаску. Второй страной, где ситуация усугубилась, стала Ливия. В результате гражданской войны она, по существу, разделена на три части. И здесь мы видим внешних игроков: Турцию и Россию», – отмечает Александр Краутер.

Гражданские протесты прокатились по Иордании и Мавритании, Судану и Оману, Йемену и Саудовской Аравии. Восстание на площади Тахрир в столице Египта 25 января 2011 года привело к свержению президента Хосни Мубарака. События, впрочем, пошли не так, как предполагали протестующие, что привело к власти преемника Мубарака генерала ас-Сисси, который бросил в тюрьмы журналистов, правозащитников и прочих несогласных.

«В Египте все начиналось оптимистично: Мубарак свержен, прошли первые свободные президентские выборы, которые, правда, были отменены египетскими военными с помощью саудовцев и других внешних игроков. В результате, сегодня люди в Египте живут при еще более жесткой диктатуре, чем диктатура Мубарака. “Арабская весна” продемонстрировала желание перемен. Но структуры, против которых люди восстали, оказались достаточно устойчивыми», – отметил Даг Бандоу, эксперт института Катона (Doug Bandow, Cato Institute).

Александр Краутер отмечает: победившей стороной “Арабской весны” стали местные политические элиты, а проигравшей – граждане этих стран.

«Режимы сумели использовать все доступные методы, чтобы остаться у власти.

Самой большой угрозой в регионе является Иран. Его граждане хотели бы избавиться от теократии, потому что она не заботится о них. Теократия заботится о себе, как и Корпус Стражей исламской революции. В этом плане они очень похожи на кубинцев: военные захватили командные высоты в экономике и реально существуют только для того, чтобы обогащаться», – считает он.

Эксперты отмечают: утверждения о том, что на Ближнем Востоке никогда не появятся демократические страны, не соответствует действительности: есть целый ряд государств в Западном полушарии, о которых говорили тоже самое, но они доказали обратное.

«Я не вижу причин, по которым страны региона не могут быть демократическими. Там есть образованное население, стремление к свободе, стремление к самоуправлению. Тунис и Иордания являются положительным примером изменений. – подчеркнул Даг Бандоу. – В Кувейте, например, действует выборное законодательное собрание. Позитивные изменения присутствуют в необычайно сложных обществах, но мы видим, как по всему региону появляются страны с большей свободой – свободой слова и политических взглядов. Это вселяет в меня надежду».

Александр Краутер отмечает, что США могли бы больше сделать для укрепления демократических институтов в странах Северной Сахары и Ближнего Востока.

«Я думаю, что Соединенные Штаты в свое время не смогли помочь демократически настроенным организациям в этих регионах. Я участвовал в демократизации некоторых стран в Западном полушарии, и я знаю, на что способны Национальный фонд развития демократии, Международный республиканский институт и другие организации», – рассказал он.

Даг Бандоу надеется, что новая администрация Белого дома обратит пристальное внимание на проблемы в регионах, где прошла “арабская весна”.

«Президент Байден и его окружение, например Энтони Блинкен и Джейк Салливан, продемонстрировали приверженность правам человек в странах Ближнего Востока. Безусловно, существует определенный реализм в отношениях с правительствами стран в регионе, но, тем не менее, Соединенные Штаты, которые более обеспокоены и готовы высказываться по этим вопросам, а не просто соглашаться с происходящим, – могут дать толчок в отношениях с этим странами. И это могло бы быть полезно для создания и укрепления гражданского общества».



Источник

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *